Deploying military force will not ease the tensions on the Korean peninsula. (Credit: Wacharaklin/Bigstock)
Deploying military force will not ease the tensions on the Korean peninsula. (Credit: Wacharaklin/Bigstock) (via: bit.ly)

12 июня 2018 г. состоялся саммит лидеров КНДР и США, проведение которого еще полгода назад мало кто предсказывал. Все помнят взаимные обвинения и угрозы двух лидеров уничтожить возглавляемые ими государства в 2017 году. Тем не менее, встреча состоялась и прошла с соблюдением дипломатического протокола и этикета.

Нужно отдать должное и лидеру КНДР Ким Чен Ыну, и президенту Соединенных Штатов Америки Д. Трампу за то, что они нашли в себе мужество и решимость для начала работы по преодолению продолжающейся вот уже 70 лет вражды и объявили о намерениях отказаться от нее и выстроить новые отношения. Может быть, президенту Д. Трампу было сложнее решиться на эти переговоры, потому что внутри США довольно могущественные силы не только в рядах оппозиции, но и в собственной партии обвиняли его в уступках лидеру КНДР – само его согласие встретиться с Ким Чен Ыном, по их мнению, является уступкой.

Не будем гадать, кто выиграл, а кто проиграл, Ким или Трамп. Можно сказать, что выиграли оба. Но еще в большей степени выиграли народы Корейского полуострова и Северо-Восточной Азии. Как обещал президент Д. Трамп, США не будет проводить совместные американо-южнокорейские военные учения с имитацией вооруженного вторжения на территорию КНДР (которые КНДР справедливо считала провокациями и репетицией нападения), пока не будут приняты меры по реализации соглашений, достигнутых на саммите в Сингапуре.

В соглашениях отражены намерения двух лидеров и те оценки ситуации, о которых они договорились. Представляется, что самое важное состоит в следующем: для установления новых севернокорейско-американских отношений и создания долгосрочной и прочной мирной системы на Корейском полуострове «президент Трамп обязался дать гарантии безопасности для КНДР, а председатель Ким Чен Ын подтвердил свою твердую и непоколебимую приверженность плану полной денуклеаризации Корейского полуострова». При этом нужно отметить, что о приверженности полной денуклеаризации Корейского полуострова Ким Чен Ын заявлял и до этого, в частности, в новогоднем обращении к народу 1 января с.г. В начале марта во время встречи в Пхеньяне со спецпосланниками президента Южной Кореи Ким Чен Ын усилил свое намерение, подчеркнув, что денуклеаризация Корейского полуострова – завещание его предков – основателя КНДР Ким Ир Сена и его сына Ким Чен Ира, отца нынешнего руководителя КНДР. На Востоке, в особенности в странах конфуцианской культуры выполнение заветов предков является пожизненным долгом мужчины, будь он политик или обычный человек. В этом смысле в честности намерений Ким Чен Ына не приходится сомневаться.

Может возникнуть вопрос, а зачем он тогда под жесточайшими санкциями не только со стороны США и их союзников, но и некоторых дружественных стран, создавал ядерное оружие и средства его доставки? Можно предположить, что у него не было другого способа достучаться до руководства США для нормализации отношений и прекращения со стороны США враждебной политики к КНДР. Предложения  нормализовать отношения были переданы еще президенту США Джимми Картеру в далеком 1980 году. С тех пор такие предложения неоднократно исходили севернокорейских лидеров, в том числе предложение Ким Чен Ира заключить соглашение о взаимном ненападении в самом начале 2000-х годов. Да и сам Ким Чен Ын не раз предлагал личную встречу президенту США Бараку Обаме даже через знаменитого в прошлом баскетболиста Дениса Родмана.

Какая была реакция США на все эти обращения? Высокомерное игнорирование, как это было и в феврале нынешнего года на Олимпийских играх в Пхенчане. Тогда вице-президент США М. Пенс проигнорировал делегацию КНДР во главе с Председателем Президиума Верховного Народного Собрания Ким Ен Намом, в состав которой входила родная сестра лидера КНДР Ким Е Чжон, имевшая большие полномочия для контактов с зарубежными представителями. И только когда стало очевидно, что у КНДР появились пусть в виде образцов и термоядерная боеголовка, и межконтинентальная баллистическая ракета, США поняли необходимость использования политико-дипломатических мер по снижению напряженности и решению ядерной проблемы Корейского полуострова, о котором постоянно напоминало руководство России. И ведь обещание Трампа гарантировать безопасность КНДР – это фактическое обещание отказаться от враждебной политики по отношению к КНДР (между прочим, впервые в истории КНДР).

Нынешнее решение руководителей КНДР и США построить новые отношения, конечно, у некоторых политиков и исследователей вызывает опасения, а не пойдет ли КНДР по вьетнамскому варианту сближения с США и отдаления от Китая? Думаю, что речь в данном случае не идет об этом. Уже одно то, что лидер КНДР не только международной общественности , но и своему народу сообщил, что для встречи с Трампом полетел на самолете высших руководителей Китая, говорит о характере отношений двух стран.

Что касается пользы или ущерба для России , напомню, что в официальном сообщении КНДР о визите министра иностранных дел России С. В. Лаврова и его встрече с Ким Чен Ыном было сказано, что Ким выразил удовлетворение возникновением новых стратегических отношений между нашими странами.

И еще один момент, на который стоит обратить особое внимание. Как известно, 4 июля 2017 года во время визита Председателя КНР в Москву была обнародована одобренная высшими руководителями РФ и КНР «дорожная карта» по политико-дипломатическим мерам  снижения напряженности на Корейском полуострове и ее денуклеаризации. В этой дорожной карте между прочим предусматривалось в качестве первого этапа так называемое двойное замораживание: прекращение ракетно-ядерных испытаний в КНДР и американо-южнокорейских учений, вызывающих особую тревогу у КНДР, следующим этапом предусматривалась встреча лидеров КНДР и США и третьим этапом поэтапное решение конкретных проблем. Как видно, события на Корейском полуострове идут в полном соответствии с предложениями, заложенными в той дорожной карте. А ведь тогда США отвергли ее, как и РК, а консервативные печатные органы и вовсе высмеяли ее как популистское действие.

Наверное, можно говорить о мудрости и дальновидности тех специалистов и руководителей России и КНР, которые, исходя из анализа складывающейся сейчас международной обстановки и оценки деятельности политиков спрогнозировали именно такое развитие событий, которое привело к решениям саммита в Сингапуре и серьезным ожиданиям  мирного процесса в регионе в интересах всех живущих там народов. Конечно, будут попытки, и в США, и в ряде европейских стран, да и в Южной Корее консервативных сил, все еще не излечившихся от яда антикоммунизма и однополярного мира помешать их реализации, но время работает не на них.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статья«Мы не агрессивны»
Следующая статьяДиалог цивилизаций: в защиту человечности в человеке
Eugene Kim

Ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока, RU

Ким Евгений Евгеньевич - к.ф.н, с.н.с. Окончил Иркутский госуниверситет (1965 г.), аспирантуру Иркутского университета (1968 г.). Доцент Иркутского (1968-1977), Омского (1977-1993) университетов, МГУ им. Ломоносова (1990-1995). Депутат Верховного Совета СССР, член Комитета по международным делам, заместитель Председателя Комитета по государственному строительству (1989-1991). Помощник депутата Государственной Думы (1994-2003). В ИДВ с 2003..Главные направления исследований: история Кореи и корейской диаспоры в России, проблема объединения Кореи.Основные публикации:"Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Книга первая. В соавторстве. "Праксис", М.,1992."Белая книга о депортации корейского населения России в 30-40-х годах. Книга вторая. В соавторстве. М, МККА, 1997Объединение Кореи и его последствия. – Материалы Международной российско-корейской конференции «Мирное сотрудничество в Северо-Восточной Азии и проблемы объединения на корейском полуострове». «Восточная литература», M., 1995.Полное собрание деклараций независимости Кореи. М.: МККА, 1999, (Вступительная статья, комментарии, перевод).Донгбук-а кенгчже хепрек э дехан росиа ы ипчжангва чженряк (Отношение России к сотрудничеству в Северо-Восточной Азии) – Материалы Международного семинара «Новые формы экономического развития и сотрудничества стран Северо-Восточной Азии в 21 веке». Шеньян, КНР, 27- 28 октября 2003 г. Сеул, 2003.