Внешняя политика Казахстана

197

29 января 2019 года в Московском офисе Исследовательского института «Диалог цивилизаций» прошел круглый стол «Многовекторность Центральной Азии: казахстанский вариант». Встреча стала второй в серии мероприятий, посвященных анализу внешней политики государств центральноазиатского региона.

Представители экспертного сообщества, специализирующиеся на изучении Казахстана и региона в целом, проанализировали текущее состояние и возможные сценарии развития внешней политики Республики. С докладом выступил Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. Свое выступление он начал с тезиса, согласно которому из всех государств Центральной Азии многовекторность во внешней политике в наибольшей степени выражена именно у Казахстана. Эта особенность обусловлена геополитическим императивом: Республика не имеет выхода к морю (Каспий таковым считать в полном смысле слова нельзя) и де факто заперта в центре Евразии. В этих условиях лавирование между различными центрами силы становится необходимостью.

В формировании казахстанской внешней политики заметен и субъективный фактор, а именно интересы политической элиты. В ряде случаев они оказываются первичными по отношению к экономическим интересам, поскольку главным фактором в этом случае становится укрепление существующей политической системы. Внешняя политика Казахстана выстраивается исходя из интересов высшего руководства страны. Министерство иностранных дел при этом играет сугубо техническую функцию. Кроме того, часто под государственными интересами понимаются интересы крупных финансово-промышленных групп.

Анализируя международное положение страны, докладчик отметил, что на сегодняшний день Казахстан лучше своих соседей по региону интегрирован в мировую экономическую систему. Вместе с тем, это преимущество оборачивается зависимостью от конъюнктуры рынка сырьевых товаров.

Один из ключевых мотивов во внешней политике Казахстана – стремление не попасть в зависимость от внешних сил. С другой стороны, как отметил докладчик, никто из внешних акторов не стремится установить свою гегемонию в Казахстане.

В заключительной характеристике результатов казахстанской внешней политики в качестве ключевых успехов Андрей Грозин указал реализацию стратегии наращивания политического веса на международной арене и выстраивание конструктивных отношений с ведущими международными игроками. Оборотной стороной этой политики стало положение, описываемое поговоркой «друг всем – не друг никому». Поэтому в будущем руководству Республики придется выбирать, с кем взаимодействовать более плотно.

В качестве еще одного уязвимого места докладчик назвал закоснелость страны в той схеме, которая была выработана и применялась в 2000-е годы, в период высоких цен на нефть, когда казалось, что почти любую проблему можно решить при помощи денег. Результатом этого становится все более заметная проблема эффективности политической системы.

По прогнозу Грозина, в ближайшем будущем Казахстан будет стремиться сохранить существующую структуру внешней политики. Принципиальных изменений не ожидается, в то время как стилистические, второстепенные нововведения возможны. В качестве примера эксперт привел рост взаимного интереса центральноазиатских республик и Индии, наблюдавшийся в течение последнего года.

По итогам выступления состоялась дискуссия. Политолог, специалист по центральноазиатскому региону Аркадий Дубнов отметил, что многие из успехов, достигнутых Казахстаном в начале этого века, стали возможными благодаря либерализации, проведенной в 1990-е годы.

Прозвучал вопрос, не опасаются ли в Республике роста турецкого влияния. По мнению Андрея Грозина, угрозы турецкого доминирования на сегодняшний день не существует. В то же время, Турция предпринимает попытки укрепить свое влияние в Казахстане с помощью инструментов мягкой силы, в частности, инвестируя в нематериальный капитал. Кроме того, турецкая модель развития представляет интерес для части казахстанской интеллигенции. Руководитель исследований Института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко добавил к этому, что турецкая внешняя политика в настоящий момент в большей степени сконцентрирована на ближневосточном направлении.

В ответ на вопрос сотрудника Института востоковедения РАН Владимира Сажина, существует ли в Казахстане перспектива «мягкой исламизации», Андрей Грозин ответил отрицательно, однако добавил, что наблюдается рост интереса к исламу, а также определенный запрос на реализацию исламской альтернативы, во многом в связи с достаточно высоким уровнем социального неравенства. Алексей Малашенко высказал солидарное с А. Грозиным мнение, что возникновение угрозы исламизма в Казахстане практически исключено.

Советник Посольства Республики Казахстан в РФ Темирбек Каппасов в кратком выступлении рассказал об основных направляющих внешней политики Казахстана, главной из которых с начала 1990-х годов было создание пояса безопасности по периметру государственной границы, а также о новом приоритете – «экономизации» внешней политики Республики.